Психология,  Родительство

Как вылечить ПТСР. Конспект, ч.4.

Тело помнит всё. Конспект-размышление, ч.4.

Триггером для травматика может быть вообще все что угодно. Нейтральная картинка легко может быть истолкована негативно.
И человек не выбирает, на что ему реагировать или нет, т.к. в реакции задействована не кора, а глубинные структуры мозга.


Самое страшное для социального мозга — игнор. (Вот потому частая картинка моих флешбеков — пустые глаза врача, проходящего мимо меня, когда я здоровалась.)


Когда у ребенка есть прочная привязанность, ему нужно меньше обезболивающих в случае травмы.


Я сказала своему психологу, что не хотела бы помнить все то, что с нами произошло. Потому что это страшно и унизительно. Но книга говорит, что помнить полезнее: чтобы понимать, что было реально, а что нет, и не терять связь с собой.


Симптомы людей, переживших насилие и переживших природные катастрофы отличаются настолько, что было предложено разделять эти диагнозы.


До 2001 года не существовало никакой масштабной организации (а соответственно, и исследовательских и образовательных проектов), которая бы занималась проблемами детей, переживших насилие. (То есть все ооочень свежо!)


Но уже в 1970-х было программа-исследование: медсестры приходили к неблагополучным мамам и помогали им создавать безопасную среду для детей. И эта программа через 20 лет окупилась в 7(!) раз: за счёт ненужности для этих выросших детей социальных пособий, лечения наркозависимости и содержания заключённых.


Пребываю в задумчивости по поводу статьи о сексуальном насилии над детьми. Одна строчка о (не)умении заводить друзей в подростковом возрасте…

…И у меня дрожат руки. Гадкий дедок — сосед по даче. «Пощупать» ему надо было… «Проверить». Сука. Вот почему у всех вокруг были друзья и влюбленности. А у меня — нет. И я не понимала, почему??? Первая подруга появилась у меня в 11 классе. А темы любви я упорно избегала вплоть до появления в моей жизни танго.